max_raduga (max_raduga) wrote in all_countries,
max_raduga
max_raduga
all_countries

Венценосная Уганда или Моя любимая Африка:)

 

   Мы посетили Уганду в сентябре 2007 года. За 2 недели  проехали, прошли, проплыли и временами даже проползли:)) 2 000 километров, а я навсегда, взаимно и бесповоротно, влюбился в эту страну, в ее природу, историю и культуру.
      И вот в январском номере журнала "Азия и Африка сегодня" за 2009 год вышла моя статья "Венценосная Уганда"
(сайт asiaafrica.ru). Название статьи объясняется трояким образом: во-первых, действительно, венценосные журавли были нашими постоянными спутниками; во-вторых, внутри  государства Уганда несколько монархий, то есть "венценосных семей"; и в-третьих,  наш маршрут представлял собой круг, то есть венец, который мы наложили на главу этой изящной страны:))
     Африканисты и востоковеды хорошо знают этот журнал, так как его учредителями являются Институт востоковедения и Институт Африки Российской академии наук. Первое из учреждений приютило редакцию журнала:)), а второе дало своего директора - А.М. Васильева в качестве главного редактора:)) Для того, чтобы защитить кандидатскую или докторскую диссертацию, посвященную Азии или Африке, необходима публикация в этом журнале - это своеобразный знак качества...
   В Уганду я ездил с видеокамерой Panasonyc NV-GS 400 (как раз недавно закончил монтаж документального фильма), но без фотоаппарата. Зато мои спутники сделали множество прекрасных фотографий, которые я, с их согласия, опубликовал.
    Анонсируя мою статью в сентябрьском номере за прошлый год, редакция разместила на второй стороне обложки коллаж из фотографиий Алексея Полякова и компании "Adrift" - на переднем плане наш рафт у истоков Нила, а на заднем плане - Мерчессонские водопады, расположенные гораздо выше по течению:
        В сентябре 2007 г. я вместе с единомышленниками отправился в Уганду. Наша команда состояла из 13 граждан России (кроме Москвы, были представлены Екатеринбург и Новосибирск), одного латвийца и двух угандийцев – шофера-виртуоза Айзека из Джинджи и переводчицы Оливер, знающей, помимо родного лугису, языки луганда, суахили и английский.


    А в январском номере фотография Анастасии Репко, и того больше, была помещена на первую сторону обложки - на ней дети, которых мы сфотографировали на пути из города Лира к Мерчессонским водопадам. Любимая фотография Насти, она и мне тоже очень нравится - дети совершенно непосредственны и счастливы, глядя на свое изображение в фотоаппарате Леши Canon 20d (надпись "Canon" мне пришлось заретушировать - дабы не разводить рекламу:)))



  Вот как выглядит первая страница моей статьи, - здесь, в частности архивная фотография легендарного быка анколе, с размахов рогов до 3 метров (тутси, которые стоят рядом с ним, сами ростом по 2 метра!):


     А на последней странице статьи запечатлен еще один из участников путешествия - Макс Обида, который танцуя с пигмеями, живущими на границе с Конго, наглядно продемонстрировал нам разницу между сибиряком и пигмеем:)):



     Вот эта фотография в цветном исполнении:


           Большинство участников этой поездки впервые побывали в Африке. И побывав, "подсели" на эту тему по полной программе:)) Наш организатор Роман впоследствии побывал в Кении и Руанде, Алексей, Максим, Марианна и Илья посетили Кению, Камерун, и даже Центрально-Африканскую республику, а я - Ботсвану, Замбию, Зимбабве, Малави, Танзанию и ЮАР. В этом году намечается еще одна поездка в Замбию и Ботсвану, с посещением водопада Виктория. Так всегда - стоит только начать:))
        А вот, собственно говоря, и мой рассказ:

                                                        Венценосная Уганда


            Буганда, Кабарега, Укереве – от этих слов веет пьянящим ароматом Внутренней Африки. Лишь каких-то полтора столетия назад первый европеец услышал эти названия, тесно связанные с феноменом самой протяженной реки в мире – реки Нил. Поиски его истоков занимали еще египетскую и греческую цивилизации, но стремление постигнуть, где и как рождается великая река, достигло своего апогея в Европе XIX столетия. Однако, удивительное дело, несмотря на то, что истоки были обнаружены в глубине Африки, в массовом сознании Нил продолжает ассоциироваться лишь с Египтом.

        Частью экспедиции, ориентированной на изучение исторического, этнического и природного своеобразия Уганды, стали походы к истокам Нила и на расположенные ниже по его течению Мёрчисонские водопады. Таким образом, мы решили «скрестить» наши пути со знаменитыми европейцами – в первую очередь с маршрутами Джона Ханнинга Спика, – открывшими миру Внутреннюю Африку и изучившими географию реки, окормлявшей целый ряд великих цивилизаций.

Загадка бачвези

              Всматриваясь из окна самолета в покрытые облаками очертания африканской земли – Египта, Судана и Северной Уганды, я испытывал некую гордость, что мы не только летим от того места, где Нил впадает в Средиземное море, к самым его истокам, но и повторяем путь легендарного этноса чвези (бачвези), которые в районе 1300 г. пришли с севера на территорию современной Уганды. Они, по-видимому, происходили из великой эфиопской цивилизации Аксум, а на египетских фресках встречаются изображения пришедших с ними быков – с размахом рогов до 3 метров. Учитывая, что средний рост потомков чвези – тутси – составляет 186 см, а часто достигает более 2 м, можно представить, какое грандиозное зрелище являли собой люди-гиганты со стадами таких животных.

           Чвези проявили себя созданием государства Китара со столицей на западе Уганды – в районе современного Мубенде, где обнаружены не только земляные крепости, но и таинственные отверстия в скальной породе, которые располагаются одно за другим в определенном порядке. Все они имеют примерно полтора метра в диаметре и уходят вниз на глубину от 3 до 7 м. Способ высверливания, равно как и их предназначение остаются дискуссионными, а вот местные жители предложат вам мифологическое объяснение феномена: когда бог неба Гулу разгневался на другого небожителя Валумбе, он послал своего брата Каикузи убить его. Но Валумбе  ушел с неба на землю, а затем и вовсе стал нырять под землю, и Каикузи не смог его найти. Так появились «норы Валумбе»… А неподалеку от Кампалы, в местечке Лузира, была обнаружена терракотовая статуэтка человека, которая сополагается с культурой чвези и не имеет аналогов. Если «прическа» персонажа (многочисленные «африканские косички») и его шейные «браслеты» (как у женщин из народности масаи) может ассоциироваться с негроидными народами, то выступающий подбородок и глаза, как у жителя Пиреней, – с европеоидными… Недаром, согласно местным преданиям, чвези отличались гораздо более светлой кожей, чем местные народы…

                Бачвези правили государством около 150 лет и исчезли так же неожиданно, как и появились – их сменили нилоты-луо, которые завоевали Китару и образовали Буньоро. Огромное государство было разделено: появились такие княжества, как Нкоре и Буганда. При этом две высокородные семьи (их потомки стали называться тутси) перебрались южнее. Кочевники-тутси выбрали для своих пастбищ и для поселения холмистые местности, которых избегали автохтоны хуту. Нынешний президент Уганды Йовери Мусевени также является потомком чвези.

Ki Kati, Buganda! (Здравствуй, Уганда!)

               …Наутро мы приземлились на благодатной угандийской земле, в одной из исторических столиц Уганды – городе Энтеббе. Здесь мы посетили ботанический сад, основанный в 1898 г. в лесу на берегу оз. Виктории. Богатый растительный и животный мир сада сделал весьма вероятной версию о том, что в Энтеббе снимались некоторые ранние фильмы о «герое джунглей» – Тарзане.
               Название этого озера на луганда – Укереве. Озеро площадью 69 тыс. кв. км  - самое большое в Африке и второе по площади пресноводное озеро в мире. Здесь мы отведали очень вкусную рыбу из семейства цихловых – тилапию, гастрономические качества которой настолько полюбились европейцам, что ее завезли в Центральную Америку и Европу, разводят ее и в России. Удивительны особенности поведения некоторых видов тилапии, которые вынашивают свое потомство в ротовой полости: выметав икру, самка забирает сначала ее, а потом яйцевидный сперматофор, который она «принимает» за икринку и тем самым оплодотворяет настоящие икринки – также у себя во рту. Когда мальки появляются, она их выплевывает. Столь интересное поведение некоторых цихлид сделало их обитателями наших аквариумов.

            В озерах Уганды живет и другая интереснейшая рыба – протоптер, она может дышать воздухом. Вблизи оз. Джордж можно наблюдать, как рыбаки выкапывают в грязи высохших водоемов комья ила с оцепеневшей в них рыбой, обматывают каждый «кокон» веревкой и несут на рынок. Покупатель приносит его домой, опускает в воду и… рыба начинает плавать.

            Несмотря на наличие Нила и крупных озер с многочисленным рыбным «населением», кухня в Уганде отнюдь не «рыбная». В значительной степени это продиктовано национальным менталитетом – так, представители этноса торо не едят рыбу вообще.

           В Уганде очень хороший кофе (считается, что эту культуру принесли бачвези), который занимает больше половины экспорта страны за рубеж. Страна лежит преимущественно на горном плато на высоте 1100–1500 м, что создает отличные условия для его выращивания.

            Затем мы отправились в столицу – Кампалу («Холм антилоп»), где отдали дань тем, кто создал и прославил эту страну.  Захоронения четырех последних королей (кабака) Буганды («Касуби Томбс») доступны для посещения и расположены в огромной хижине, построенной из дерева, соломы и коры фикуса. Из этой же коры делается специальная ткань олубуго. Согласно легенде, способ ее производства открыл герой бачвези Вамала, отцом которого был правитель Ндахура (кстати, «отец» на луганда – таата, что удивительно схоже с русским «тятя» (основанным на санскрите). Сейчас живопись на олубуго – предмет оживленной торговли.

            Один из потомков лежащих здесь кабака – Мутеби II – ныне правит Бугандой как частью Уганды. Внутри хижины гробницы закрыты частоколом из копий и фотографиями кабака XIX – начала XX вв. Фотография одного из королей Буганды подсказала мне, с кого взят внешний вид кабаки, встречавшего Дж.Спика в известном фильме Роберта Рафелсона «Лунные горы».

К истокам великой реки

           Открытие европейцами Уганды произошло благодаря поискам истоков Нила. В XIX в., Королевское географическое общество Англии снарядило несколько экспедиций, которые возглавил Ричард Бартон. В феврале 1858 г. он вместе с Дж.Спиком обнаружил озеро Танганьика, ошибочно приняв его за исток Нила. Но Спик в это не поверил и отправился на север, где достиг озера, названного им «Викторией» - в честь английской королевы. В ходе своей следующей экспедиции, будучи убежденным в том, что Нил вытекает именно из этого озера, а не из Танганьики, он вместе с Джеймсом Грантом стал первым европейцем, установившим местоположение истока Нила.

          Почти вся территория страны принадлежит к бассейну Нила. На севере из Виктории вытекает река Виктория-Нил, и течет через оз. Кьога и оз. Альберта, вытекая  откуда, получает название Альберт-Нил. Виктория-Нил и Альберт-Нил вместе составляют Белый Нил, который, сливаясь в районе Хартума с замутненным эфиопскими горными потоками Голубым Нилом, превращается в тот Нил, который известен всем путешественникам по Египту.

         Через тридцать лет после Спика, в 1892 г., немец Оскар Бауман открыл еще более отдаленный исток Нила в Бурунди. В 1903 г. немец Ричард Кандт обнаружил другой исток в Руанде. Наконец, в 2006 г. при помощи навигационной системы GPS американец К.МакЛей нашел новый исток – в Руанде. Таким образом, согласно новейшим данным, Нил (с рекой Кагера) является самой длинной рекой мира – 6718 км.

Рафтинг на Ниле

                 Посетив берег оз. Виктория, мы начали наше путешествие по Нилу в районе г. Джинджа, название которого с языка лусога переводится как «пороги». Стоя на берегу бескрайнего озера, спокойствие которого редко нарушается легкими дуновениями ветра, невозможно себе представить, насколько неукротима река в своих истоках: ее пороги и водопады столь значительны, что, кажется, неведомая рука разбросала  их с единственной целью – не пустить воды озера на просторы угандийской саванны, оставив всю живительную влагу здесь, в центре Африки. Но не тут-то было: жизненная энергия Нила настолько мощна, что всякое препятствие преодолевается вмиг – ревущая и бурлящая стихия побеждает пороги и низвергается водопадами со встретившейся на пути скальной породы. Возможно, именно поэтому Махатма Ганди завещал именно здесь развеять часть своих бренных останков, а Уинстон Черчилль назвал страну «Жемчужиной Африки».

             Стартовав чуть выше Джинджи, мы проплыли вниз по Нилу на рафтах (многосекционных надувных плотах) больше 30 км. Рафтинг, как и все экстремальные виды спорта, предполагает определенную готовность к риску. Если 1-й уровень сложности - это  легко проходимые невысокие пороги, то для преодоления наиболее интересных  – 5-й и 6-й уровни – необходимы письменные заявления участников сплава о том, что любые последствия для здоровья они принимают на свою полную ответственность.
               
              Когда египтяне пытались проникнуть в глубь Африки по Нилу, их останавливали именно пороги, но современные технологии изготовления плотов позволили в июле 1996 г. совершить первый сплав по реке Виктория-Нил. С тех пор Уганда стала местом паломничества для тех, кто хочет повысить свой спортивный уровень.

             До прибытия на остров Вакису мы прошли не только четыре порога 3-го класса, но и четыре порога 5-го класса. После острова они встречались реже, но какие! – «Overtime» (5 класс) и «Itanda Falls» (6 класс!) – на рафтах проходят обычно «лишь» его часть – «Bad Place» («Плохое место», 5 класс).

           Словно для того, чтобы мы успели прийти в себя, природа разместила эти пороги на некотором удалении друг от друга, и наш инструктор позволял нам купаться в Ниле, вместе с змеешейками... Эти птицы-ныряльщики, как и положено серьезному подводнику, «одеты» во все черное. После рыбалки змеешейка отдыхает на камнях и сушит крылья, забавно расставив их в стороны.

  "Холмы в форме груди"

             На следующий день мы отправились в горы – к расположенному на границе Уганды и Кении огромному массиву потухшего вулкана Элгон. Многочисленные речки, сбегающие по его склонам, – один из самых удаленных источников воды, которая насыщает Нил в районе оз. Кьога. Название вулкана (четвертая по высоте (4321 м) вершина Африки – после Килиманджаро, Кении и пика Маргарита в Лунных горах) происходит от словосочетания, которым прозвали гору исконные обитатели его предгорьев – люди племени покот. «Ол-доиньо-элгон» («Холмы в форме груди») был открыт европейцами только в 1883 г. (англичанином Д.Томпсоном). Вазунгу* прогнали покот с их родной земли и стали с пригнанными из других мест племенами обрабатывать плодородные предгорья Элгона, выращивая кофе. Покот воспринимали Элгон как груди своей матери, а внезапный дым и шум из кратера вулкана интерпретировали как проявление того, что Мать сердится и прогоняет вазунгу, чтобы ее дети продолжали пить молоко Элгона…

              Дорога к лагерю, из которого нас должны были повести к горе, оказалась порядочно размытой. Мы долго поднимались в гору под углом 45 градусов, с моросящим дождиком и живым интересом к местным жителям и их хижинам. Удивляла способность угандийских женщин все носить на голове: узелок, двухметровые дрова, канистру с водой, ветку зеленых бананов (весом не менее 10 кг).

            На подходе к лагерю дождь так и не прекратился (здесь мы поняли, почему попавший к нам из Африки и живущий здесь в естественных условиях цветок «Ванька» такой «мокрый»). Вместе с  проводником Франциском мы все же отправились в горы – 11 км вверх по заросшим лесом предгорью до лесного водопада Чебонет, «выныривающего» перед удивленным путником из обвешанных лианами деревьев-гигантов и поросших мхами-лишайниками скал – красивейшее зрелище! В нем не преминули искупаться некоторые участники нашей экспедиции.

Братик русского медведя

            Продолжив путь, мы вскоре потеряли одного из наших спутников, который, как потом оказалось, ушел вперед, а затем и другого, который ушел искать «отставшего». В итоге, в преддверии сгущающейся темноты, промокшие и продрогшие, без проводника, ушедшего на поиски отставших, мы, через пару часов ожидания, пришли к неутешительному выводу – куда идти неизвестно, мобильная связь – не работает, а компас забыт в автобусе… За неимением подробной карты Элгона, мы сориентировались по зарубкам на деревьях, ранее оставленных проводником для обозначения тропы, и вышли к изюминке маршрута – пещере Тутум, что показало – мы идем верным путем. Находясь в горной лесной пещере в сердце Африки, ночью, и в состоянии некоторой неопределенности будущего, ничего другого не оставалось, как вспомнить о некоторых обитателях этих мест.

          С Элгоном связана зоологическая загадка – африканский медведь, который, по мнению ученых, в Африке южнее Сахары нигде не водится. Но факт проживания в угандийском и кенийском предэлгонье медведя чемозита не вызывает сомнений ни у африканцев, ни у местных европейцев. К примеру, еще в 60-х гг. охотник Роберт Фостер в беседе с нашим соотечественником, журналистом Сергеем Куликом подтвердил существование чемозита, которого он сам дважды видел. С.Кулик провел хитроумный эксперимент: он показал местным жителям фотографии разных животных, и они долго смеялись над тигром, которого назвали полосатым леопардом, не признали моржа и белого медведя, а вот русского бурого медведя признали: «Это же чемозит!» Стоя в пещере Тутум, я напряженно всматривался в окружающий лес, надеясь увидеть загадочного африканского медведя…

         …Он быстро вышел из леса и направился в нашу сторону: проводник нашел отставших и привел нас в лагерь.

         Через Лиру и столицу монархии Буньоро – Масинди, мы приехали в национальный парк, названный в честь водопадов Мёрчисона (они же – водопады Кабарега, переименованные в честь президента Королевского географического общества Великобритании Р.И.Мёрчисона), и разместились на берегу Нила. Всего в Уганде 10 национальных парков. Этот – самый большой, и занимает площадь 3480 кв. км.

И слоны, и бородавочники

         Началось все с того, что наши палатки окружило множество бородавочников – милейших диких свиней, вечно озабоченных подкопом подо все, что подкапывается. А когда мы утром на пароме переправились в северную часть парка, то уже на переправе увидели массу бегемотов. Эти гиганты с огромными клыками и маленькими ушами, ходящие по дну и очень резво бегающие по берегу, всегда вызывали во мне чувство глубокой привязанности.
        
       На берегу мы встретили несколько десятков бабуинов, позерство которых весьма обманчиво: гости, приблизившиеся к ним на расстояние не больше пары метров, вдруг обнаруживают, что бабуин, с наслаждением очищавший банан, в любой момент готов применить не детские клыки для защиты своего дитяти.

         Здесь же мы увидели семью слонов, глава которой при нашем приближении метров на двадцать, тотчас же, топчась на месте, растопырил уши и затрубил: «ближе не подходите!»

         Несколько часов мы ездили по парку и увидели много прекрасных птиц (суетливые цесарки и, напротив, очень важные птицы-секретари, дрофы, абиссинские рогатые вороны, священные для Египта ибисы, белоголовые орлы-рыболовы и венценосные журавли – символ Уганды), парнокопытных (антилопы топи, импала, газели Гранта, водяные козлы), африканских буйволов (тупых и грозных, с неизменной буйволовой птицей, как будто призванной успокаивать горячего наперсника). Особенно радовали глаз многочисленные жирафы, иные из них ходили попарно – полная иллюзия одного тела с двумя головами.

           Основные краски в саванне – желтая и зеленая: солнце, разлитое среди деревьев.

По дороге к водопадам

             На следующий день мы на пароходе поплыли к водопадам Мёрчисона.  Виктория-Нил здесь несколько сот метров шириной, с высоким, лесистым берегом – с одной стороны, и более пологим – с другой. По живописным берегам и в воде около них разместилось множество антилоп, буйволов, птиц. Крокодилов (до четырех метров длиной, желтых, словно выгоревших на солнце) здесь действительно очень много – сотни. Интересуясь новыми путешественниками, они не раз засылали к нам своего постоянного спутника – коричневого чибиса. Бегемотов не меньше, но редко увидишь их в прибрежном ёрике или пасущихся на берегу – в основном они показывают лишь уши и глаза, либо внезапно выныривают совсем рядом с бортом парохода. Здесь живут такие хищники как рыба-кошка (сом-увалень) тигровая рыба (похожа на нашего жереха с зубами пираньи) и знаменитый нильский окунь, растущий до веса в полтора центнера (в 2001 г. был пойман экземпляр весом 106 кг.).

           Растущие потоки пены перестают обращать на себя внимание, когда все больше и больше нарастает шум грандиозного водопада. Мы выходим на берег и идем по холмам, чтобы посмотреть на водопад сверху. Горная тропа, все больше и больше забирающая вверх, приводит к зрелищу, которое ошеломляет. Насколько умиротворенное состояние от лицезрения Укереве буквально взрывается порогами у истоков Нила, настолько же тихая благодать на подходе к водопаду Кабарега неожиданно сменяется возмущенным кипением Нила, который, обнаружив на своем пути узкий шестиметровый проход, буквально выстреливает через него.

          Все пороги великого Нила собираются в один, возносятся на 46 метров и, создавая массу водоворотов и многометровую завесу водяных брызг, с шумом протискиваются сквозь проход в скальной породе и низвергаются вниз, - чтобы течь дальше, охлаждать своей влагой просторы Северной Уганды и Судана, включать в свои потоки эфиопский Голубой Нил и продолжать дарить жизнь Египту, чтобы под конец, уставшему, но выполнившему свою миссию, влиться в Средиземное море.

          Под впечатлением от водопада и животных угандийской саванны, вдоль берега оз. Альберт, мы отправились в долгий путь на юго-запад, в столицу монархии Баторо – Форт-Портал, на подъезде к которому начинается «Страна тысячи холмов».

Маленькие люди и большие холмы

               Долго едучи по горным дорогам – слева вершины, справа обрыв, а потом следующий холм, покрытый образчиками террасного земледелия (и женщины, тела которых расположены под острым углом к обрабатываемой земле – такой вечный альпинизм, где вместо ледоруба мотыга), – с ощущением, что сейчас дорога перейдет из земной в воздушную, и ожиданием встречной машины, с которой невозможно разминуться, я испытывал восторг. Зеленые холмы прекрасны!

           Недалеко от границы с Конго, в районе г. Бундибугио (где на территорию Уганды заходят знаменитые джунгли Итури), мы посетили деревню пигмеев бамбути. Они всей деревней исполнили для нас два танца – по кругу, под барабаны, колокольчики и малые духовые инструменты. Один из моих спутников не преминул своим участием в танце продемонстрировать разницу между сибиряком и итурийцем. Мы скупили у мбути почти все, что они предложили. Но не стали покупать струнный музыкальный инструмент, сделанный из панциря черепахи, дабы не поощрять уничтожение оных. Я приобрел такой же, но в «деревянном» исполнении, музыкальные колокольчики, лук со стрелами, нож, курительную трубку и калебас - сосуд из дикой тыквы. Все это украшено незамысловатым геометрическим орнаментом.

Впереди Лунные горы

              … Мы подъезжаем к легендарному горному массиву Рувензори, название которого на местном языке означает «Творец дождя». Насыщенный влагой воздух из джунглей Конго поднимается по склонам гор, постоянно окутанных облаками, а затем дождями и талой водой из ледников питает реку Семлики – один из истоков Нила, иногда включаемый в состав Альберт-Нила.

            В известном смысле, прав был Птолемей  (90–168 гг. н.э.), когда полагал, что великая африканская река вытекает из Лунных гор. В пользу того, что «Лунные горы» эллинов и есть Рувензори Уганды, говорят, в частности, данные немецкого путешественника О.Баумана, который в 1894 г. сообщил, что местные жители называют место, где находятся источники Нила, «страной Луны».

          Вершины Лунных гор сложно увидеть, так как здесь практически не бывает солнца. И лишь несколько раз в году, в полнолуние, можно полюбоваться величественными белоснежными вершинами, среди которых третья по высоте гора в Африке – Маргарита (5100–5109 м). Русские летчики называют ее ласково – «Маргаритка».

          В 1997–2003 г. власти Уганды и Конго никого не пускали на Лунные горы – в восточном Конго не спокойно. Лишь к середине 2000-х гг. сюда потянулись группы людей, желающих окунуться в овеянные туманом Лунные горы, которые стали «малой родиной» для шимпанзе, ближайшего родича слона дамана (размером с кролика и похожего на хомяка), гигантского лесного кабана и многих уникальных разновидностей птиц.

          Заехав в Касесе, мы проверили электронную почту в приличном интернет-кафе и поехали в Килембе (самый близкий к Лунным горам поселок с угандийской стороны), где нас ждала экскурсия на медные рудники. Вода здесь бирюзового цвета, как и положено местам, где преобладают окислы меди; и повсюду разбросаны предметы, которые я издалека принял за белемнит (в России именуемый «чертовым пальцем»), но оказавшиеся вынесенными из глубины элементами горной породы, зондируемой шахтерами.

Пернатое царство

        Снова едем в национальный парк. Парк Елизаветы расположен между озерами Джорджа и Эдуарда и получил свое имя в честь английской королевы, посетившей Уганду и это место полвека назад. В ноябре 2007 г. она вновь приехала в Уганду – на саммит (британского) Содружества. Этот парк, где обитает половина видов угандийских птиц, – настоящий орнитологический рай, а заодно и биосферное мировое наследие, находится под покровительствами ЮНЕСКО. Здесь живут редчайшие птицы: черный пчелоед, «король рыбалки», несколько других разновидностей соколов и орлов. Кроме того, в Уганде зимуют милые русскому сердцу птицы – это соловьи, ласточки, трясогузки, иволги, канюки, чибисы, кулики-перевозчики, зуйки, веретенники, луни, кобчики. Помимо множества птиц, здесь живут 2,5 тыс. слонов и около 200 львов, часть которых представляет редкий подвид древолазов.

         В Уганде больше разновидностей птиц, чем в любой другой стране в Африке. На территории, сравнимой по площади с бывшей метрополией – Англией, их насчитывается 1008 – это больше половины всех разновидностей пернатых Африки.

         Здесь нам повстречались два джипа с людьми, пристально всматривающимися в саванну. Как оказалось, их внимание привлекли грифы, внимание грифов – останки неких парнокопытных, ну а внимание парнокопытных ничего не привлекло – две львицы к этому моменту свою трапезу уже завершили и вальяжно лежали среди высокой травы, периодически вздрагивая ушами – то ли от щекочущей травы, то ли от удовольствия, то ли от мух.

         … Из парка едем на высокогорное озеро Буньони, расположенное в юго-западном углу Уганды, откуда рукой подать до Руанды и Демократической республики Конго, недалеко и до Танзании. С берега озера мы переправились на остров Итамбира и разместились в непосредственной близости от воды и массы венценосных журавлей. «Буньони» значит – «место маленьких птиц». И это справедливо: таковых здесь – великое множество.

Кузнецы острова Бвама

              На следующий день на лодках-долбленках (из цельного ствола дерева) мы поплыли на соседний остров Бвама. Остров холмистый, с поселениями и плантациями этноса бакига. Здесь живут традиционные кузнецы.

              Металлургия в Африке – тема особая, так как ставит под сомнение общепринятую в западной науке смену культурных эпох, названия и характер которых обусловлены преобладающим материалом для обработки. Ведь в Африке железный век последовал непосредственно за каменным, и никаких вам медного и бронзового веков!

             В Тропической Африке много залежей болотных и дерновых руд и латеритов, из которых нетрудно выплавить металл – достаточно 700 градусов по Цельсию, что можно получить при помощи обычного костра. Многочисленные примеры этого обнаружены археологами в районе земляной крепости китарской империи Биго (XIV–XVI  вв.), что ставит страну нашей экспедиции в ряд важнейших регионов металлообработки в Африке.

            Кузнецы на Бваме оказались действительно умельцами: буквально на наших глазах они выковали с десяток наконечников стрел, копий, мотыг и других изделий. Два кузнеца и женщина, ритмично работавшая мехами из шкур животных, произвели на нас должное впечатление.

             На острове мы видели заборы из гигантского молочая, которыми местные жители ограждают свои огороды. По мнению знаменитого путешественника Дэвида Ливингстона, встречавшего такие заборы на территории современной Замбии, они несут оборонительную функцию: предохраняют от стрел, а главное – от поджогов, так как трава под молочаем не растет. На острове в изобилии многочисленные алоэ, которые, в отличие от обитателей российских подоконников, очень велики и цветут красивыми цветами.

Veraba, Buganda! (До свидания, Уганда! )

          Утром мы с сожалением попрощались с «Местом маленьких птиц», и поехали на северо-восток, в сторону экватора. Этот отрезок пути в значительной части совпал с тем, что проделал Джон Спик, когда в 1858 г. пришел к озеру, названному им в честь своей королевы, с северо-запада. Здесь мы наблюдали интересный опыт с воронками: с одной стороны экватора вода закручивается в одном направлении, но, как только экватор пересечен, она меняет направление и крутится в противоположную сторону. Это отчетливо видно: на дне воронки нарисованы спираль и цветок, который крутится вместе с водой. А если вливать воду в воронку на самом экваторе – она просто проваливается вниз, не закручиваясь ни вправо, ни влево…

           …Из Кампалы мы отправились в аэропорт Энтеббе, замкнув круг по территории Уганды. За 14 дней преодолели 2 тыс. км, передвигаясь по стране под чутким наблюдением ее символа – венценосного журавля.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments